я сам эстет
А сегодня день рождения у одного весьма известного здания - собора в Солсбери.

Считается, что он был заложен в 1220 году. Его строили до 1258 года, когда он был освящен. Но, если бы строители остановились на этом, Солсберийский собор был бы лишь одним из многочисленных храмов в Британии. Но они не остановились. В 1285 году было решено возвести над собором шпиль невиданных размеров - 400 футов. Задача осложнялась еще и тем, что фундамента под собором практически не было. Строители собора посчитали его ненужным, поскольку собор опирался на пласт кремниевого гравия. Шпиль достроили к 1315 году. Однако нагрузка на опоры была так велика, что они начали выгибаться. Контрфорсы и аркбутаны спасли положение, хотя впоследствии опоры все дополнительно пришлось скрепить стальными скобами.
Этот собор привлек внимание двух англичан, творчество которых мне особенно близко. Первый - Джон Констебл, который оставил прекрасные полотна с разными видами собора.


А второй - Уильям Голдинг, который написал одно из самых, на мой взгляд, пронзительных и глубоких произведений 20 века. Прототипом собора в его повести "Шпиль" был именно Солсберийский собор.
" У ближней гряды из земли вставали бугры и холмики, словно
там по волшебству вырастали кусты. Они тянулись кверху и прямо
на глазах оживали, превращались в людей. А за ними другие бугры
превращались в лошадей, жеребых ослиц, навьюченных корзинами, -
это был целый караван. Путники перевалили через хребет,
синевший вдали, и миновали ближнюю гряду. Они теперь спускались
по склону прямо к глазу Джослина, к башне, к собору, к городу.
Они не взяли западнее, в обход Холодной бухты, по тропе,
выбитой копытами за долгие годы. Они берегли время, не щадя
сил. И ему вдруг открылось, что другие ноги протопчут прямую
как стрела дорогу к городу, он понял, что башня овладела всей
округой, преобразила ее и господствует над ней, одним своим
существованием изменяя лик земли повсюду, откуда она видна. Он
окинул взглядом горизонт и убедился, сколь истинным было его
видение. Повсюду возникали новые дороги, люди кучками
прокладывали себе путь меж кустов и вереска. Округа покорно
обретала иной вид. Вскоре город, подняв кверху огромный палец,
будет похож на ступицу колеса, появление которого
предопределено, непреложно. Новая улица. Новая гостиница, Новая
пристань. Новый мост, и вот по новым дорогам уже идут новые
люди."